Версия сайта для слабовидящих
01.11.2021 21:59
157

Каратанов Дмитрий Иннокентьевич

(1874-1952)

Живописец, заслуженный деятель культуры РСФСР.

Родился 11 марта 1874г. в с. Аскиз Минусинского уезда Енисейской губернии Российской империи.

Из воспоминаний Дмитрия Каратанова о своей семье: «Наша семья в то время состояла из моего отца Иннокентия Ивановича Каратанова, матери Павлы Николаевны, моих двух сестёр и меня. Из де­тей я был самым младшим. Отец в этом селе служил у крупного золотопромышленника Петра Ивановича Кузнецова так называемым резидентом, как тогда именовалась такая должность…»

Отец Д. Каратанова Иннокентий Иванович известен по работам, посвящённым этнографии хакасов. За свои исследования награждён Почётной грамотой и серебряной медалью Русского географического общества. Иннокентий Иванович также тесно сотрудничал с организатором минусинского музея Н.М. Мартьяновым, передавал ему интересные экспонаты, найденные в хакасских степях.

Безграничная любовь к Сибири, к своим родным просторам от отца передалась и сыну. И именно благодаря ему маленький Дима впервые взял в руки карандаш. Дмитрий рисовал с натуры хакасскую степь, горы с белыми вершинами и древние курганы.

Спустя много лет, художник будет с волнением вспоминать о людях степного края, научивших его любить Родину.

«… Жилых домов в Аскизе в то время было, пожалуй, не больше двух десятков. Из жителей села, и притом довольно ясно, помню семью Катановых… Я часто к ним бегал и очень любил и Ефима Семеновича, и его семейных. У него по улусам было много ближних и дальних родственников, тоже Kaтановых. К таковым принадлежал уроженец одного из ближних улусов, будущий профессор восточных языков, Николай Федорович Катанов. Лекции читал он в Казанском университете. В дальнейшем я два года прожил в Казани, и он стал крестным моей дочери Веры. В то время, когда он учился в Красноярской гимназии, он почти каждое лето приезжал в Аскиз, и я тог­да получил от него первоначальные знания по русскому языку и арифме­тике», - вспоминает Д. Каратанов.

К концу восьмидесятых годов семья переехала в г. Красноярск к дедушке художника. Иван Степанович Каратанов жил недалеко от дома Суриковых, и в 1888г. Дмитрий  познакомился с Василием Ивановичем Суриковым, приехавшим на родину к родственникам. Свою первую встречу с ним Каратанов описывал так: «С душевным трепетом, прижимая к груди пачку своих детских рисунков, вошёл я в дом, где жил и работал Суриков. В комнате развешаны его этюды, а на мольберте - неоконченная картина «Исцеление слепого». Василий Иванович часа три беседовал со мной, указывая на достоинства и недостатки моих рисунков, показывал мне свои итальянские эскизы и дал много ценных советов.

- Когда ты рисуешь что-нибудь, никогда не начинай с деталей, всегда с общего, - сказал Василий Иванович и тут же при мне сделал беглый набросок со своей руки, показывая, как именно надо рисовать».

В дальнейшем Д. Каратанов не раз получал от Сурикова драгоценные советы и указания. Эти встречи и беседы были хорошей школой для молодого художника. По совету Сурикова в 1892г. он поступил в Академию художеств, где учился у художника с мировым именем Архипа Ивановича Куинджи. Окончить полный курс обучения Каратанову не пришлось из-за недостатка средств, и он вернулся домой в г. Красноярск.

В начале 1900-х г. Д. Каратанов вернулся  в Петербург и два года работал в студии-мастерской княгини М.К. Тенишевой. Здесь он познакомился с сыном известного художника И.Е. Репина Юрием и стал бывать у Репиных дома, где познакомился с В.А. Серовым. По его просьбе Д. Каратанов нарисовал декорации к одной из сцен оперы отца В. Серова «Вражья сила». Декорации понравились В. Серову, и он подарил Каратанову один из своих эскизов с надписью: «За хорошо исполненную работу Д.И. Каратанову. В. Серов». Мало, кто из сибирских живописцев прошёл столь разнообразную творческую школу, у таких мастеров.

Осенью 1904 г. Дмитрий Иннокентьевич вернулся  в Красноярск, теперь уже навсегда. Здесь началась его самостоятельная творческая деятельность. Каратанов стал реже стоять у мольберта в мастерской, а больше путешествовать по просторам Крайнего Севера. Его мастерской стала природа, а излюбленным материалом – бумага, карандаши, акварель, значительно реже – холст, масло. Художник хорошо изучил быт малых народностей, природу м написал немало этюдов на эту тему. Позднее, все эти этюды превратились в большую серию картин, посвящённых Северу.

Его зарисовки - не только интересные произведения искусства, но и важные историко-этнографические документы. К сожалению, большинство рисунков оказалось в частных коллекциях, и местонахождение их сейчас неизвестно.

Д. Каратанову приходилось рассчитываться работами за деньги, которыми его ссужали на поездку меценаты, так как организаторы экспедиций не имели средств на содержание художника. Единственное богатое собрание работ Каратанова - итог поездки на Север в 1906г. - хранится в фондах ленинградского Государственного музея этнографии народов СССР. Из работ этой серии особенно выделяются 2 написанных маслом портрета - « Остяк в чуме» и « Шаманка».

В полотнах Д.И. Каратанова нет надуманности и искусственности. Сибирский характер художника, строгий и сумрачный, преломляясь, находил отражение в его творчестве. В картинах Дмитрия Иннокентьевича царствовала тайга, могучие горы, скалы, хребты, горные речки. Вместе с тем, в его папке всегда было много поэтичных, с любовью сделанных зарисовок.
Мастерство и жизненный опыт Каратанов передавал своим ученикам, работая руководителем первой в Сибири Красноярской художественной школы.

Он воспитал многих красноярских художников. Своим первым наставником в рисовании его считает и известная художница Валентина Пименовна Лаврова-Солдатова. В одной из бесед с журналистами она рассказала: «Это был замечательный, внутренне интеллигентный человек. Дмитрий Иннокентьевич жил и одевался крайне скромно: чёрная фетровая шляпа, простая косоворотка, плисовые шаровары и наборные сапоги. Он и в долгой своей жизни был всегда простым, добрым человеком, сохранившим до конца бодрость духа, отличную память, дар слова».

В Сибирской рисовальной школе  обучался у Каратанова известный скульптор Г. Д. Лавров. Он свою первую встречу с Каратановым вспоминает так: «Навстречу мне вышел человек лет 37, крепкий, стройный, но необычайно простой, голова слегка наклонена вперёд. Длинные, остриженные под кружок волосы, зачесаны назад. Из-под густых бровей приветливо смотрят мягкие глаза. На нём простая холстинная, подпоясанная шнурком косоворотка. Ворот рубашки расстегнут. Обут в сероватые с рисунком на голенищах сибирские валенки... Я догадался, это был Дмитрий Иннокентьевич Каратанов, к которому меня направили, и передал ему рекомендательное письмо. Прочитав письмо, попросил показать мои рисовальные принадлежности, спросил, рисовал ли я раньше, предложил взять пюпитр и табуретку. Когда все погрузились в работу, Дмитрий Иннокентьевич подсел к одному из учеников и стал проверять его рисунок, сначала молча, затем, сделав несколько замечаний, тихо затянул: «Ревела буря, гром гремел», «Во мраке молнии блистали...» так же тихо продолжали другие голоса. Потом я узнал, что хорошая народная песня была спутницей Дмитрия Иннокентьевича и дома, и в классе. И мы все любили эти песни в часы рисунка, наш класс и нашего любимого учителя».

Дмитрия Иннокентьевича Каратанова не стало 10 сентября 1952г. Картина на большом холсте с любимой темой « Тайга» осталась незаконченной.
Произведения художника хранятся в Красноярском государственном художественном музее им. В.И. Сурикова, Красноярском краеведческом музее. Д. Каратанов первый из сибирских художников получил в 1948г. почётное звание «Заслуженный деятель искусств РСФСР».

Именем Д. И. Каратанова названа улица в центре г. Красноярска, Детская художественная школа в г. Абакане.
На доме по ул. К. Маркса, 88 в г. Красноярске установлена мемориальная доска с барельефом художника и текстом: «В этом доме с 1933 по 1952 год жил работал художник, заслуженный деятель искусств РСФСР Дмитрий Иннокентьевич Каратанов».

20 декабря 2011г.  в г. Абакане состоялось открытие памятника художнику Д. Каратанову. Бронзовая скульптура установлена у здания Детской художественной школы, которая носит его имя. Интересно композиционное решение этого объекта - за спиной живописца установлена пустая рама, и любой желающий может встать позади памятника и таким образом оказаться «внутри» картины.  

Хочешь узнать больше? Читай здесь:
Лисовский, Н. Сибирский художник Д.И. Каратанов / Н. Лисовский. – Красноярск: Кн. изд-во, 1974. – 145 с.